Стимул

В.В. Виноградов

История слов

Стимул

Стимул. Элементы историзма более открыто, хотя и в бессистемном, отрывочном виде, выступают в справочном отделе словарной статьи семнадцатитомного словаря. [...] В отдельных случаях, по-видимому, не очень частых, историко-лексикографическая справка оказывается неточной и запоздалой. Так, например, при слове стимул дается ссылка на третье, т. е. бодуэновское, издание словаря Даля (начало XX в.). Тем самым это слово в семнадцатитомном Словаре современного русского литературного языка оказалось лишенным всякой истории, хотя есть литературные ссылки на Добролюбова и А.  Н.  Островского («Один из хороших стимулов труда есть нужда») (см. т. 14, 1963, с. 880).

Между тем слово стимул начало употребляться уже в русском литературном языке 40-х годов XIX в. В это время оно еще воспринималось многими литературно образованными людьми как неологизм. Например, рецензент журнала «Пантеон» в своем разборе статьи Николая М. «Биография Н.  В. Гоголя» пишет: «... мы оставляем Николая М. с его биографиею, заметив только на прощание, что слова стимул нет в русском языке и что писать дата вместо число более чем странно...» (Пантеон, 14, 1854, март, 4, с. 13).

Слово стимул, судя по его ударению, было заимствовано либо прямо из латинского языка (лат. stimulus буквально «заостренная палочка»), либо через посредство польского и немецкого языков (ср. польск. stymulować, нем. stimulieren). Во всяком случае уже в 60-х годах слово стимул входит в активный словарь русской журнально-публицистической речи. Оно вносится в лексикон иностранных слов. Например, в «Полном словаре иностранных слов, вошедших в состав русского языка, составленном по образцу немецкого словаря Гейзе» (СПб., 1861, с. 483) читаем: «Стимул (от stimulare – «погонять»), лат. Побудительное средство; все, что побуждает делать что-либо».

(Виноградов В. В. Семнадцатитомный академический словарь современного русского литературного языка и его значение для советского языкознания // Вопросы языкознания. 1966. № 6, с. 17–18).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Стихоткач, рифмоткач

В.В. Виноградов

История слов

Стихоткач, рифмоткач

Стихоткач, рифмоткач. Насколько опасно – вне соотношения с целой стилистической системой – генетическое выведение пушкинского слова или фразы из того или иного литературного пункта, показывает такой пример. Н. О.  Лернер связывал однажды употребленное Пушкиным в «Городке» слово – стихоткач:

Хоть страшно стихоткачу

Лагарпа видеть вкус,

Но часто, признаюсь,

Над ним я время трачу–

с влиянием Вас. Майкова и М. Д. Чулкова. «В библиотеке Пушкина, – писал Лернер, – сохранился экземпляр сочинений Майкова, вышедшего в 1809 году. В это издание, приготовленное довольно небрежно, вошли некоторые произведения, принадлежащие М. Д.  Чулкову. В двух из этих псевдомайковских вещах встречается довольно редкое слово, употребленное Пушкиным как раз в то самое время в «Городке» – «стихоткач». Поэт трунил сам над собою:

Хоть страшно стихоткачу

Лагарпа видеть вкус...

Презрительная кличка эта несколько раз повторяется в приписанных Майкову литературных сатирах Чулкова – «Плачевное падение стихотворцев» и «Стихи на качели» (Лернер Н.  О. Пушкинологические этюды // Звенья, 5, с. 48).

Однако слово стихоткач встречается еще у А.  П.  Сумарокова, например, в притче «Сова и рифмач»:

Ответствовал сове какой-то стихоткач –

Несмысленной Рифмач:

Сестрица! Я себе такую ж часть наследил,

Что первый в городе на Рифмах я забредил.

(См.:Притчи Александра Сумарокова. 1762, кн. 1, с. 57)

У И. А. Крылова в комедии «Сочинитель в прихожей» (1786) егерь Андрей так обращается к Рифмохвату: «А ты, господин стихоткач, затем разве сюда пришел, чтоб подманивать чужих девок?» (Действ. 2, явл.  7).

Слово стихоткач было принято и поэтами карамзинской школы. Ср. у И. И. Дмитриева в «Послании от английского стихотворца Попа к доктору Арбутноту» (перев. из Pope Epistle to D-r Arbuthnot):

С каким трудом паук мотает паутину!

Смети ее, паук опять начнет мотать:

Равно и рифмача не думай обращать.

Брани его, стыди; а он, доколе дышит,

Пока чернила есть, перо, все пишет, пишет,

И горд своим тканьем – нет нужды, что оно

Дохни, так улетит– враль мыслит: «мудрено!»

Ср. у В. Л.  Пушкина в басне «Меркурий и умершие» (Аглая, 1808, ч. 2):

А ты, набитая стихами голова,

Великий рифмоткач, слывешь певцом нескладным,

И журналистам в снедь остался непощадным.

Ср. у Жуковского в «Плаче о Пиндаре» (1814):

Однажды наш поэт Пестов,

Неутомимый ткач стихов

И Аполлонов жрец упрямый...

(Виноградов. Стиль Пушкина, с. 131–132).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Сторонник, сторонщик, стороник

В.В. Виноградов

История слов

Сторонник, сторонщик, стороник

Сторонник,
сторонщик, стороник. Производные слова не во всех тех случаях, когда они возникают в словарном составе языка, образуются на базе основного словарного фонда. Иногда они лишь возобновляются или воспроизводятся. Пример – история слова сторонник. Слово сторонник в современном русском языке обозначает человека, стоящего на стороне кого-нибудь, являющегося последователем каких-нибудь взглядов, убеждений.

По указанию Я. К. Грота, слово сторонник, ставшее широко употребительным лишь к середине XIX века, было «восстановлено» Карамзиным (Отчет о четвертом присуждении Ломоносовской премии. Записка о Толковом словаре Даля // Зап. имп. Акад. наук. СПб., 1871. т. 20, кн. 1, с. 18). Действительно, в словаре 1847 г (так же, как и в словарях Академии Российской конца XVIII и первой четверти XIX века) мы не найдем указаний на употребление в то время слова сторонник в современном нам значении. Здесь отмечены лишь такие слова и значения: «Стороник, а, с.  м. Стар. Странник, пришелец. А се суть церковная орудия: поп, диякон, паломник, стороник, слепец» (Опис. рукоп. Рум. муз., с. 328). «Сторо́нщик, а, с. м. Стар. Добровольно записавшийся в военную службу. Так называемые
сторонщики псковские, или вольница, уже не находя ничего в Ливонских селах, искали земледельцев в лесах и толпами гнали их для продажи в Россию» (Ист. Гос. Росс., 8, с. 304, 305).

Наряду со словом сторонщик в древнерусском языке существовало и слово сторонник. Суффиксы -щик и -ник синонимичны, в -щик лишь ярче выступает устно-народная основа (ср. изменщик и изменник, советчик и советник).

Слово сторонник в «Материалах» И. И. Срезневского очерчено недостаточно определенно. Здесь сказано: «Стороникъ– 1) странник, путник (один из церковных людей). Ср. сторонник – странник. 2) Клирошанин. Ср. сторона – «клирос». 3) Защитник, доброжелатель (?). Ср. в Слове Даниила Заточника: Паче всего ненавижь стороника перетерплива. Ср. Сторонщикъ– доброволец. Сторонщики воевали по всему рубежу охочие и полону много вывели. Псков. лет. 7066» (Срезневский, 3, с. 525–526).

Во всяком случае, в первой половине XIX века слово сторонник в значении: «держащий сторону кого-нибудь, приверженец, последователь» – из языка исторических документов вошло в литературный обиход. В. И. Даль включает это слово в свой Толковый словарь без всяких помет и ограничений. «Сторонник, м. -ница ж. чей, чего – держащийся известной стороны, либо мнений и убеждений; заступник, защитник. Это наш сторонник. Много сторонников этого дела, за него» (1909, 4, с. 555–556).

Даль стремился обособить от этого слова старинное и областное стороник и, связывая его с глаголом сторониться, унифицировал его ударение и воспроизвел только в форме сторони́к, сторонни́к. «Сторонни́к или сторони́к новг. шатун, гуляка, кто любит бродить по стороне, не работает, не сидит дома. А где наш сторони́к? Дождь сторони́к, пск. проходящий вблизи стороною, мимо. // Олон. нелюдим, кто бегает от людей, дичится. // Перм. тверск. хилый, болезненный, либо урод, калека, а потому нередко и собирающий подаяние, нищий. // Стар. странник, или пришлец, захожий».

Но в глаголе сторонничать значения обоих этих слов сливаются. «Сторонничать, жить или работать, кормиться на стороне, вне дома; // держаться стороны , в стороне, не вмешиваться в дело; // принять в спорах ту либо другую сторону, принадлежать к стороне, партии».

Тут же у Даля помещено слово сторонщик, которое рассматривается как синоним слова сторонник в его новом применении. «Сторонщик, -щица – сторонник, заступник, держащий чью-либо сторону, руку. У него сторонщики есть. Он не один, есть поддержка. Это сторонщики свободной торговли». Выделяется старинное употребление этого слова со значением: «поступивший по своей воле, охотно в рать, или шайки, примыкавшие под предлогом сторонничества, участия по убеждению, по охоте, к войску». Так называемые сторонщики псковские или вольница (Карамзин).

Таким образом, слово сторонник как бы возрождено к общественному употреблению под влиянием расширившегося знакомства с древнерусским языком.

(Словообразование в его отношении к грамматике и лексикологии // Виноградов. Избр. тр.: Исслед. по русск. грам., с. 216–217).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Стоять одной ногой в гробу

В.В. Виноградов

История слов

Стоять одной ногой в гробу

Стоять одной ногой в гробу. [...] внутренняя цельность многих выражений обусловлена единством образного значения. Многие из таких фразеологических единств представляют собою окаменевшие следы живых образных выражений, довольно свободно группировавшихся вокруг одного метафорического центра. Например, стоять одной ногой в гробу или в могиле. Ср. у Чехова в «Скучной истории»: «... и подобные нелепые мечты в то время, когда одной ногой я стою уже в могиле». Ср. в языке XVIII в.: «Искусство врачебное слабо оживотворить занесшего ногу в гроб» (Эмин Н. Ф. Роза, 1788, с. 176).

(Об основных типах фразеологических единиц в русском языке // Виноградов. Избр. тр.: Лексикология и лексикография, с. 155).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Снедать

В.В. Виноградов

История слов

Снедать

Снедать. [...] различия между старыми стилями не сводились только к одной синонимии разных слов и выражений. В каждом слоге круги значений были распределены между словами по-иному. В каждом слоге была своя семантическая и фразеологическая система. Достаточно сослаться на разницу значений таких слов, как естество, сень, снедать, существенный, чреда и т. д. в высоком и простом слоге.

Вследствие разрушения границ между стилями и жанрами, довершенного Пушкиным, все эти разные стилистические пласты слов приходят в соприкосновение и столкновение. Многие из них переосмысляются, вступают в новые фразовые связи и подвергаясь процессу семантической дифференциации.

Например, в славянском слове снедать (общерусское съедать, есть, но областное крестьянское – тоже снедать) развилось в языке XVIII в. несколько переносных значений, свойственных высокому слогу. Эти значения выражались, с одной стороны, такими оборотами, как снедать слезы, снедать грусть и т. п., с другой – такими, как горесть, тоска, печаль, снедает кого-нибудь (ср. снедаться горестью, печалию, тоскою, завистию). Эти выражения были приняты и в средний стиль карамзинской школы.

В языке Пушкина выражение снедать слезы заканчивает свое существование в «Кавказском пленнике» (ср. современное глотать слезы):

Снедая слезы в тишине,

Тогда, рассеянный, унылый,

Перед собою, как во сне,

Я вижу образ вечно милый.

Ср. у Жуковского в стихотворении «К Батюшкову»(1812):

А ты, осиротелой,

Дорогой опустелой,

Ко гробу осужден

Один, снедая слезы,

Тащить свои железы.

Ср. у Батюшкова в стихотворении «Гезиод и Омир – соперники»:

Омир скрывается от суетной толпы,

Снедая грусть свою в молчании глубоком.

В простонародной русской речи тоже было слово снедать с конкретным значением – «есть, съедать, поглощать что-нибудь в качестве пищи» (сл. АР 1822, ч. 6, с. 296 – 297). В силу этой омонимии отмирают все те выражения среднего и высокого стилей, которые вступали в семантическую коллизию со значениями русского слова снедать.

Но сохраняется переносное употребление снедать, понятное с точки зрения живого русского языка. Например, у Пушкина: «Тоска его снедает» (Полтава); «И знаменитый Сальери вышел из залы, в бешенстве снедаемый завистью» (Заметка о Моцарте и Сальери).

(Виноградов В. В. Пушкин и русский литературный язык XIX века // Пушкин родоначальник новой русской литературы: Сб. научно-исслед. работ. М. ; Л., 1941, с. 550–551).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Русский Бог

В.В. Виноградов

История слов

Русский Бог

Русский Бог. Вследствие отсутствия историко-языковой перспективы в пушкиноведческой литературе обычны искусственные и произвольные сближения традиционных фраз – клише пушкинского стиля – с чужими индивидуально-художественными вариациями на те же темы. Конечно, тут сказывается и недоучет семантического многообразия пушкинского языка, игнорирование пушкинских «применений» там, где они, действительно, подразумеваются поэтом. Намеки и «задние мысли» ищутся и находятся в таких стихах, в которых они маловероятны, лишены индивидуальной направленности и стилистической значительности. Напротив, стирается и затемняется многозначность таких пушкинских фраз, ссылок и цитат, в которых «второй план» очень ощутителен.

Например, принято видеть в выражении русский бог, которое встречается в десятой главе «Евгения Онегина»:

Гроза двенадцатого года

Настала– кто тут нам помог?

Остервенение народа,

Б[арклай], зима иль р[усский] бог, – 423

намеки на стихотворения кн. П.  А.  Вяземского «Русский бог»:

Бог ухабов, бог метелей,

Бог проселочных дорог,

Бог ночлегов без постелей,

Вот он, вот он, русский бог, –

(Ср. у Вяземского также в стихотворении «Ухабы. Обозы» из цикла «Зимние карикатуры» (Денница, альманах на 1830 год):

Обозы, на Руси быть зимним судоходством

Вас русский бог обрек – и милость велика.424

или на рылеевскую песню:

Как курносый злодей

Воцарился на ней...

Горе!

Но господь русский бог

Бедным людям помог

Вскоре...

Между тем, выражение русский бог было характерной принадлежностью не только либерально-иронического, памфлетного, но и торжественно-патриотического, одического стиля. Так, у Озерова в «Димитрии Донском»:

Языки! ведайте – велик российский бог!

Ср. в «Военной песне» (Подснежник,1829, с. 121):

Пред богом сим, о братья! в прах главою,

Он наш всегда среди кровавых сеч;

К нему с мольбой заветною святою:

О русский бог! храни российский меч!

Следовательно, крылатый афоризм русский бог – в ироническом применении – был уже коллективной собственностью передового русского общества первой трети XIX века. (Ср. замечание В. К.  Кюхельбекера: «Русский бог не вотще даровал своему избранному народу его чудные способности, его язык, богатейший и сладостнейший между всеми европейскими»).

(Виноградов. Стиль Пушкина, с. 391–392).

* * *

423
Ср. в письме Пушкина кн. П. А. Вяземскому от июня 1824 года: «Хотелось мне с тобою поговорить о перемене министерства на Парнасе... Давно девиз всякого русского есть чем хуже тем лучше. Оппозиция русская, составившаяся, благодаря русского бога, из наших писателей, каких бы то ни было, приходила уже в какое-то нетерпение, которое я из подтишка поддразнивал, ожидая чего-нибудь» (Переписка, 1, С. 119).

424
Ср. в письме Вяземского к А. И. Тургеневу: «Русский бог – не пустое слово, но точно имеет полный смысл. Об этом-то боге можно сказать поистине: ”Si Dieux n"existait pas il faudrait l"inventer“» (Остаф. арх., 1, С. 130.). Ср. также: «Со мною пока русский бог, бог всего, что есть некстати» (Письмо Вяземского к жене от 6 марта 1830 // Звенья, № 6, С. 221). Ср. также: «Русская история не оправдывает прекрасной, истинно христианской, в душе Карамзина почерпнутой мысли: главное быть людьми. В ней иногда я вижу адвоката; вижу также иногда и русского бога, он и в стихах уродство, и в истории!» (Остаф. арх., 3, С. 204, письмо А. И. Тургенева кн. Вяземскому от 2 июня 1830 года).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Русь, русский

В.В. Виноградов

История слов

Русь, русский

Русь, русский. Сложность доисторических судеб восточнославянского языка обнаруживается и в загадочном происхождении слов Русь, русский. Многие считали и считают его исконным славянизмом (представители автохтонно-славянской теории). Кто выводил его из роксолан, считая их славянским племенем, смешанным с иранцами, скифо-сарматами. Кто связывал название Руси с мифическим обозначением народа ros у еврейского пророка Иезекииля, перенесенным затем византийцами на славян; кто искал следов этого имени в названиях разных народов, населявших до славян Южную Русь или прилегающие к ней страны. Были гипотезы, выводившие русское имя от финнов, литовцев, мадьяр, хазар, готов, грузин, кельтов, евреев и от разных неизвестных народов. У норманистов господствует теория о связи имени Русь с финским термином «Ruotsi», которым финны называли шведов, а может быть, и вообще жителей скандинавского побережья. Некоторые лингвисты из лагеря норманистов готовы доказывать, что имя Русь вошло в русский язык непосредственно от скандинавов, без финской помощи. Все это должно для норманистов служить опорой мысли о варяжском происхождении русского государства.

В последнее время была даже выдвинута гипотеза о происхождении терминов Россия – Русь из двух разных культурных областей: имени Русь с севера, куда это слово принесли варяги, имени Россия с юга (ср. южнорусские названия с корнем Рос-, Рс-). Акад. Марр отрицал необходимость выводить происхождение имени Русь из какого-нибудь одного определенного племенного или национального языка. Он находил в нем следы яфетической стадии в развитии общечеловеческого языка. В Руси отложились «племенные слои доисторических или протоисторических эпох, не только скифский, но и ионийский, и даже этрусский, или урартский, т. е. тот же русский» (Марр Н.  Я. Книжные легенды об образовании Куара и Армении и Киева на Руси // В кн.: Избр. работы, т. 5. М.; Л., 1935, с. 45).

(Основные этапы истории русского языка // Виноградов. Избр. тр.: История русск. лит. яз., с. 11–12).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Сальность, сальный

В.В. Виноградов

История слов

Сальность, сальный

Сальность, сальный. Наряду с процессами функционально-семантической дифференциации слов, иногда связанными с фономорфологическими изменениями словесной структуры, наблюдаются и резко контрастирующие с ними процессы омонимического слияния слов разных языков и диалектов в кругу одной языковой системы. Под влиянием фономорфологического сближения со словом заимствующего языка иностранное слово не переводится и не калькируется, а как бы каламбурно скрещивается с соответствующим или подходящим русским словом и заменяется им. Именно таким образом французское слово salité, а также, французск. sâle «грязный» вызвали к жизни русское слово «сальность» в 20–40-х гг. XIX в (через посредство «сальный», ср. naiv «наивный», serieux «серьезный» и т. п.) и отразились на семантической судьбе самого имени прилагательного – сальный, расширив и преобразовав его значения. Обычно в толковых словарях русского языка отвлеченно-экспрессивные, морально характеризующие значения слов – сальность и сальный рассматриваются как переносные от конкретно-бытовых (см. например, БАС, 13, с. 70–72). Но если под «переносом» значений понимать непосредственное образно-смысловое движение от одного значения к другому в пределах семантики того же слова (ср. лиса – по отношению к хитрому человеку; медведь, колпак, тюфяк и т. д. в переносном значении и употреблении), то в словах сальность и сальный связь между двумя сферами их семантической структуры – конкретно-предметной и эмоционально-характеризующей – и в генетическом и в синхронном плане не являются столь тесными и прямыми. Например, в слове сальность от обозначения свойства сального (ср. сальность кожи, порода свиней высокой сальности) нет прямого перехода или переноса к значению непристойного слова (говорить сальности). Ср. у В. В. Вересаева: «Брошюранты смеялись и изощрялись в ругательствах, поддразнивая Гавриловну. На каждую их сальность она отвечала еще большей сальностью» («Два конца», 2, I). Ср. также изменения в употреблении прилагательного – сальный у Н.  Г. Чернышевского в «Что делать» (4, 15): «То, что нам кажется слишком сальным, слишком площадным, тогда (во времена Бокаччо) не считалось неприличным». Еще раньше в письме М. П.  Погодина к С.  П. Шевыреву (от 28 апреля 1829 г.): «Разговор был занимателен... Но много было сального, которое не понравилось» (Русск. архив, 1882, № 5, с. 81).

Слово сальность в современном русском языке означает: «непристойность, циничность, похотливость; непристойное, грубо-циничное слово, выражение». Этим значениям и оттенкам соответствует и особое значение прилагательного – сальный: «непристойный, грубо-циничный, фривольный, похотливый». Это значение в современном речевом употреблении кое-кому представляется метафорическим видоизменением других значений слова сальный: 1. прилагательное к сало; сделанный из сала. Сальная свеча; «запачканный салом, неопрятный, грязный». Сальное пятно, сальный пиджак; 2. «жирный, лоснящийся» (напр. Сальная кожа. «Лицо сальное, охваченное бакенбардами, глаза маленькие». Писемский, Леший). Ср. значение глагола засалить и особенно причастия засаленный.

У С.  П.  Жихарева в «Дневнике чиновника» (Отеч. Зап., 1855, № 4 и 5): «Меня встретил высокий лакей, довольно засаленный, которого зовут Макаром» (Литературные салоны и кружки. Первая половина XIX в. / Ред. Н. Л.  Бродского, Academia, 1930, с. 32).

В 20–40-х годах XIX в. слово сальность стало принадлежностью особого стиля литературно-разговорной речи. У И. И. Панаева в очерке «Литературная тля» (1843): «Они (светские люди) говорят ”Кес-ке-са? Сет-афрё! Кель сосьете! Откуда автор взял таких лиц? Можно ли выводить такие сальности на сцену? Се мове жанр!“» (Панаев И. И., 1888, 2, с. 326–327).

Уже к 50–60-м годам слова – сальность и сальный в новом значении стали общелитературными. У Ф. М.  Достоевского в повести «Село Степанчиково и его обитатели» (1859): «Он принялся острить и подшучивать, разумеется, на счет молодых. Все хохотали и апплодировали. Но некоторые из шуток были до такой степени сальны и недвусмысленны, что даже Бахчеев сконфузился». Ср. у Л. Толстого в «Дневнике» (1852 г., 8 апреля): «Очень беспокоился за брата; наконец, он приехал с какой-то сальной кампанией».

В «Дневнике А. П. Сусловой» (1864–1865 гг.): «Страшная грязь этот театр! Говорятся сальности и дамы выделывают такие жесты, что смотреть совестно» (Суслова А. П. Годы близости с Достоевским, 1928, с. 114). У Н. И.  Пирогова в «Дневнике старого врача»: «Каких сальностей я ни наслушался от этого пошляка! Чего ни показывал он мне, и табакерки с сальными изображениями в средине, под крышкою»...«Оказывалось, что каждый из нас, учеников, успел уже приобрести дома порядочный запас сальных сведений, которые и сообщал охотно и сколько можно, наглядно своим товарищам» (Пирогов, 2, с. 157).

Любопытно каламбурное сопоставление разных значений слова сальный в «Деле» Сухово-Кобылина:

[Шило:]

Хочу к купцу итти.

[Чибисов:]

В прикащики – сальными свечами торговать.

[Шило:]

Сальными свечами, да не сальными делами.

(Виноградов В. В. К изучению вопросов омонимии // Slawisch – deutsche Wechselbeziehungen in Sprache, Literatur und Kultur. Berlin: Verlag Academie, 1969, с. 274–276).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3


Самобытность, простонародность

В.В. Виноградов

История слов

Самобытность, простонародность

Самобытность, простонародность. [...] у Пушкина исследователи (Ф. Е. Корш, Н.  О.  Лернер, Н.  К.  Козьмин и др.) не раз отмечали прием семантического дублирования русского слова французским. [...] В повести «Барышня-крестьянка» есть такой же пример дублирования слова: самобытность (individualité). Церковнославянское слово самобытность сближалось по значению со словом самостоятельность (буквальный перевод нем. Selbstständigkeit). Значение «оригинальность, своеобразие, составляющее внутреннюю сущность какой-нибудь личности» этому слову не было присуще в 20–30-е годы. Мало того: оно не нашло выражения и формулировки даже в словаре 1847 г. Пушкин, вкладывая это значение в слово самобытность посредством применения его к франц. individualité, по-видимому, пытался внести большую определенность в смысловую структуру этого слова, отделить его от заимствованных синонимов. И история языка оправдала эти усилия поэта. Следует привести несколько иллюстраций того же типа из критических статей Пушкина: простодушие (naïveté, bonhomie)425, сила рассуждения (discussion)426; пошлая простонародность (vulgarité)427; хорошее общество (bonne sosiété)428.

(Виноградов. Язык Пушкина, с. 265).

* * *

425
«О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова» (1825).

426
«Критические заметки» (1830). Французская параллель придает слову рассуждение оттенок разбирательства, расследования, разыскания (см. Татищев, С. 478), который не отмечается в Академическом словаре 1822 г. (5, С. 915), но который словарь П. Соколова пытался передать словом рассмотрение, сделав из него особое значение.

427
Французское слово вносит в «простонародность» оттенок неприличной, не отвечающей требованиям хорошего общества пошлости, низкости, в то время как другое значение простонародности у Пушкина приближалось к понятию народности и не имело отрицательного смысла («О безнравственности поэтических произведений». 1830).

428
Так, слово хороший из плана субъективной или моральной оценки переводится в сферу социологических понятий («Критические заметки», 1830).

История слов : Ок.1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связ. / В. В. Виноградов; Рос. акад. наук. Отд-ние лит. и яз. Науч. совет "Рус. яз.". Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. - М., 1999. - 1138 с. ISBN 5-88744-033-3