Татьяна Владимировна Черниговская о том, как воспитывать детей

Татьяна Владимировна Черниговская- советская и российская учёная в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания. Доктор биологических наук, доктор филологических наук, член-корреспондент РАО. Заслуженный деятель высшего образования и Заслуженный деятель науки РФ (2010). Профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ.


Как вырастить детей оптимистами?

Нам хочется, чтобы наши дети росли жизнерадостными, не страдая от наших сомнений, тревог или плохого настроения. Как сориентировать их в нужную сторону? Рассказы родителей и советы специалистов.

Можно ли воспитать позитивный взгляд на мир? Или же оптимизм — врожденное качество? Нельзя сделать однозначный вывод о приоритетном влиянии наследственности или среды, в которой растет ребенок, на формирование позитивного взгляда на мир. Можно лишь выдвинуть несколько гипотез на основе научных исследований, посвященных состоянию депрессии и связанному с ней особому состоянию духа — пессимизму.

Тоскливое настроение, утрата интереса к любимым играм и увлечениям, заниженная самооценка и чувство неуверенности в себе — пессимистичное, мрачное видение будущего чаще встречается у детей и подростков, чьи родители страдают от депрессии. Став взрослыми, они скорее всего чаще своих ровесников будут переживать депрессивное состояние.

«В значительной мере склонность человека к оптимистическому или пессимистическому взгляду на мир и будущее формируется в детстве с помощью двух механизмов научения — подражания и импринтинга, то есть фиксации значимых объектов, предметов, форм поведения, — рассказывает детский психолог Татьяна Бедник. — Маленькие дети, как губка, впитывают все, что происходит вокруг. Они перенимают наши движения, действия, эмоции и даже отношение к миру».

«Общий жизненный настрой закладывается в самом раннем детстве, но родителям очень нужно постараться, чтобы сделать ребенка пессимистом, — говорит возрастной психолог Катерина Поливанова. — Посмотрите внимательно на самых маленьких детей: каждый из них от природы оптимист».

Своим поведением, выбором в разных жизненных ситуациях мы предлагаем детям образцы отношения к миру

Конечно, помимо установок, которые мы сознательно стремимся передать детям, есть множество вещей, которые передаются без нашего ведома. Поступки часто значимее слов: своим поведением, выбором в разных жизненных ситуациях мы предлагаем детям образцы отношения к миру.

«Мы воспитываем не только словами, — констатирует Татьяна Бедник. — Следует помнить, что даже самые маленькие дети всегда улавливают то, что мы на самом деле чувствуем. Ребенок делает первые шаги, он пытается все потрогать, до всего дотянуться, все схватить.

Если мама в этот момент напряжена, постоянно ждет, что случится что-то плохое, у ребенка возникает ощущение того, что мир опасен. Если она спокойна, улыбчива, он чувствует себя защищенным, и мир кажется ему дружественным и интересным, хотя и не всегда понятным».

Что важнее в воспитании оптимизма — «Делай, как я тебе советую» или «Делай, как я делаю»? У каждого из нас свой ответ на этот вопрос и свои приемы. Вот небольшая подборка родительских хитростей с комментариями наших экспертов.

 

ЕСЛИ РЕБЕНОК НАПУГАН

Марина, 38 лет, мать 11-летнего Ильи
«Если с сыном происходит что-то, что расстраивает, беспокоит или пугает его, я предлагаю ему рассказать не только о том, что случилось, но и о том, что он чувствует. Когда вижу, что его что-то сильно тревожит, я говорю ему, что на свете действительно существуют ужасные вещи, но прекрасных вещей в мире не меньше. И что все плохое нужно лишь для того, чтобы мы могли по-настоящему оценить хорошее».

Находить время для того, чтобы выслушать своих детей, поговорить об их чувствах и эмоциях, — значит помочь им справиться со своими страхами, тревогами и сомнениями.

«Очень важно принимать ребенка непосредственно и искренне, пытаться понимать его и говорить с ним честно, — уверена Катерина Поливанова. — Только в этом случае дети чувствуют родительскую поддержку. Родителям всегда нужно быть готовыми обсудить то, что беспокоит или огорчает ребенка, но нельзя навязываться, настаивать на откровенном разговоре — необходимы чувство меры и такт.

Важно не количество разговоров «по душам», не их регулярность, а совсем другое: ребенок должен знать, быть уверен, что родители выслушают его и поддержат, если он будет в этом нуждаться».

Найдите позитивную фразу, которую можно будет повторять: «Выход можно найти всегда» или «У каждой проблемы есть решение». Это тоже часть воспитания оптимизма: ребенок сможет «впитать» эту фразу, сделать ее своей и вспоминать в трудных ситуациях. Рассуждения о множестве прекрасных вещей, окружающих нас в этом мире, оказывают гораздо меньше влияния на бессознательное ребенка, чем его собственный опыт: сходить всей семьей в лес, понаблюдать за облаками...

Побудить ребенка помогать другим, например, школьным товарищам — еще один способ дать ему испытать положительные эмоции и ощутить себя нужным.

 

ЕСЛИ РЕБЕНОК РАССТРОЕН

Артем, 42 года, отец 8-летней Полины и 10-летнего Павла
«Лет с пяти у сына чуть ли не каждый каждый выходной по вечерам случались приступы плача. Мы установили ритуал, который соблюдаем до сих пор: когда семья собирается за столом, каждый должен рассказать что-нибудь смешное — какой-нибудь анекдот, историю, забавный или нелепый случай, запомнившийся за последние дни. Воскресный ужин перестал быть источником стресса для всей семьи!»

Предложить ритуал своему ребенку — значит дать ему позитивный ориентир. Зная, что произойдет в ближайшем будущем, ожидая его, ребенок может переключиться от настоящего момента, в котором он переживает страх или тревогу.

«В более общем смысле понятие «проектирование своего будущего» связано с оптимизмом; когда есть цель, за которую можно ухватиться, позитивный взгляд на жизнь преобладает, — считает Татьяна Бедник. — Поэтому так полезно обсуждать с детьми их мечты, их планы на отдаленное будущее и на более близкое время». Но при этом не стоит слишком на них давить — речь не о том, чтобы составить список личных достижений на несколько лет вперед.

Нейтрализовать страхи помогает юмор. Он дает разрядку, позволяет посмотреть на ситуацию со стороны... но не может заменить разговор с ребенком о том, что его тревожит. «Его переживания не исчезнут, они просто станут выражаться по-другому, — продолжает Татьяна Бедник. — Понять их причины можно, лишь общаясь с ребенком, выслушивая и поддерживая его». Чтобы расти оптимистом, ребенок прежде всего должен быть уверен в себе и своей способности справляться с трудностями.

 

ЕСЛИ РОДИТЕЛЬ НЕ В ДУХЕ

Марьяна, 38 лет, мать 9-летних Лары и Лили
Если вечером я не в духе, я прошу мужа заниматься дочерьми. Я говорю себе, что это единственный способ не передавать им мою «плохую» энергию...»

Искренность в чувствах гораздо лучше, чем вымученная улыбка.

Дети улавливают наше дурное настроение мгновенно. «Когда мы грустим, неплохо дать ребенку возможность пообщаться с кем-то, кто настроен иначе, но предварительно надо объяснить: «Мне сейчас немного грустно, так бывает, но это пройдет, я постараюсь, чтобы все наладилось», — советует Катерина Поливанова. — Беспокоясь за родителей, дети часто винят в плохом настроении взрослых именно себя.

Искренние слова о переживаемых нами чувствах помогут им перестать чрезмерно беспокоиться, ощутить уверенность: раз у родителей могут быть мрачные мысли, значит, это нормально, что и у них самих они время от времени появляются...»

Но ребенку не нужны подробности: делать его своим конфидентом, подробно рассказывать ему о своих проблемах — значит брать на себя риск сформировать у него тревогу, страх и склонность к депрессии. Даже испытывая упадок духа, родители способны передавать детям оптимизм — не столько в отношении своего, сколько их будущего. «Я знаю, что ты можешь быть счастливым и добиться успеха в жизни» — именно такие ободряющие слова в сочетании с проявлениями поддержки, любви и готовности выслушать в повседневной жизни придают ребенку веру в себя и свое будущее.

 

ЕСЛИ РЕБЕНОК ТРЕВОЖИТСЯ

Валерий, 39 лет, отец 12-летней Валерии
«Когда я вижу, что моя дочь беспокоится о будущем, я предлагаю ей посмотреть на ситуацию в сравнении. Напоминаю ей о том, что другим детям, бывает, везет гораздо меньше, чем ей, что ситуации бывают разные и что только от нее зависит возможность эти ситуации исправить. Я говорю, что будущее может стать прекрасным, если поработать над этим».

Научить ребенка не драматизировать ситуацию просто необходимо. Трудность в том, чтобы найти верные слова.

«Знание того, что другие могут быть несчастнее, не поможет ребенку почувствовать себя лучше, — говорит Татьяна Бедник. — Он должен научиться сравнивать себя не с другими, а с самим собой. «Сегодня тебе что-то не удалось, но вспомни прошлую неделю, когда у тебя все хорошо получалось, ты справился с трудностью, которая казалась тебе непреодолимой...»

Цель не в том, чтобы показать ребенку, что ситуация различна для разных людей; надо, чтобы он увидел, как ситуация меняется во времени и в его собственной жизни». Ребенок, как и каждый из нас, нуждается в том, чтобы опираться на свои прошлые успехи и свой опыт решения проблем. Дело родителей — регулярно напоминать, что у него такой опыт есть.

Стараясь уберечь детей от переживаний и грустных мыслей, многие родители стараются избавить их от любых столкновений с реальностью: немедленно утешают, удовлетворяют все их желания или делают что-то за них. Этим взрослые оказывают детям плохую услугу.

Оптимизм — это жизненная сила, которой неудачи помогают развиваться в той же мере, что и успех. Поэтому не нужно лишать ребенка опыта фрустрации, когда он, не достигнув цели, испытывает сильные эмоции. Он должен почувствовать, что усилие имеет особую ценность — при условии, что родители умеют прислушаться к его проблемам и тревогам и его поддержать.

 

Позитивный интеллект

Интеллект и связанная с ним успешность в учебе способны помочь ребенку стать оптимистом. Это показало исследование канадского когнитивного психолога Ройвена Фейерштейна, разработавшего обучающую систему для детей, которым трудно дается школьный процесс.

В течение двух лет школьникам помогали развивать различные интеллектуальные навыки: анализ ситуации, поиск ошибок, планирование интеллектуальных действий, контроль над ними, эффективное запоминание. Перед психологами стояла задача повысить уровень интеллекта детей, но возник и дополнительный эффект: у школьников сформировалось чувство собственной компетентности.

«Эти дети были пессимистами и по отношению к учебной ситуации, и по отношению к себе, — комментирует когнитивный психолог Марина Холодная. — А по мере выработки интеллектуальных навыков они стали жизненными оптимистами, прежде всего потому, что стали верить в себя».

ИСТОЧНИК


Почему подросток ничего не хочет?

Автор: психолог Катерина Демина

 

Это явление набрало силу в последние лет семь. Выросло целое поколение молодых людей, которые «ничего не хотят». Ни денег, ни карьеры, ни личной жизни. Они просиживают сутками за компьютерами, их не интересуют девушки (разве совсем чуть-чуть, чтобы не напрягаться). Они вообще не собираются работать. Как правило, их удовлетворяет та жизнь, которая уже есть – родительская кваритира, немножко денег на сигареты, пиво. Не больше. Что с ними не так?

Сашу привела на консультацию мама. Отличный 15-летний парень, мечта любой девочки: спортивный, язык подвешен, не хамит, глаза живые, словарный запас не как у Эллочки-людоедки, играет в теннис и на гитаре. Основная жалоба мамы, просто вопль измученной души: «Ну почему он ничего не хочет?!»

 

Подробности истории

Что значит «ничего», интересуюсь я. Совсем ничего? Или все же есть, спать, гулять, играть, смотреть кино он хочет?
Оказывается, Саша не хочет ничего делать из списка «нормальных» дел для подростка.

То есть:

  1. Учиться.
  2. Работать.
  3. Ходить на курсы.
  4. Встречаться с девушками.
  5. Помогать маме по хозяйству.
  6. И даже ездить с мамой в отпуск.

Мама в тоске и отчаянии. Вырос здоровенный мужик, а проку от него — как от козла молока.

Мама всю жизнь для него, все только для его блага, себе во всем отказывала, бралась за любую работу, на кружки водила, на секции дорогостоящие возила, в языковые лагеря за границу отправляла — а он сначала спит до обеда, потом включает компьютер и до ночи в игрушки гоняет. А она-то надеялась, что он вырастет, и ей станет полегче.

Я продолжаю спрашивать. Из кого состоит семья? Кто в ней зарабатывает деньги? Какие у кого функции?

Оказывается, Сашина мама давно одна, развелась, когда ему было пять лет, «отец был такой же точно лежебока, может, это генетически передается?». Она работает, много работает, ведь ей приходится содержать троих (себя, бабушку и Сашу), домой приходит к ночи, уставшая смертельно. Дом держится на бабушке, она и хозяйством занимается, и за Сашей следит. Только вот беда — Саша совсем от рук отбился, бабушку не слушается, даже не огрызается, просто пропускает мимо ушей.
Он ходит в школу, когда хочет, когда не хочет — не ходит. Ему грозит армия, но, похоже, его это ни капли не волнует. Он не прилагает ни малейших усилий, чтобы учиться хоть немного лучше, хотя все учителя в один голос твердят, что голова у него золотая и способности есть. Школа из элитных, государственная, с историей. Но чтобы в ней удерживаться, приходится брать репетиторов по основным предметам. И все равно двойки в четверти, могут и исключить. По дому не делает ничего, совсем, даже чашку за собой не помоет, бабушка с палкой вынуждена таскать тяжеленные сумки с продуктами из магазина, а потом ему на подносике еду к компьютеру носит. «Ну что с ним такое? — уже чуть не плачет мама. — Я же всю жизнь ему отдала.»

Мальчик

В следующий раз я вижу Сашу одного. И правда, хороший мальчик, симпатичный, модно и дорого одет, но не вызывающе. Какой-то слишком хороший. Какой-то он неживой. Картинка в журнале для девочек, гламурный принц, хоть бы прыщ где-нибудь был, что ли. Со мной держится дружелюбно, вежливо, всем своим видом демонстрирует открытость и готовность сотрудничать. Тьфу, я чувствую себя персонажем американского сериала для подростков: главный герой на приеме у психоаналитика. Хочется сказать что-нибудь матом. Ладно, вспомним, кто тут профи.

Вы не поверите, он практически слово в слово воспроизводит мамин текст. 15-летний парень говорит, как школьная училка: «Я ленивый. Моя лень мешает мне добиваться целей. И еще я очень несобранный, могу в одну точку уставиться и сидеть так час».

А сам-то чего хочешь?

Да ничего особенного не хочет. В школе скучно, уроки дурацкие, хотя учителя классные, самые лучшие. Друзей близких нет, девушки тоже нет. Планов нет. То есть он не собирается осчастливить человечество любым из 1539 способов, известных цивилизации, он не планирует стать мегазвездой, ему не нужно богатство, карьерный рост и достижения. Ему вообще ничего не нужно. Спасибо, у нас все есть.

Потихоньку начинает вырисовываться картина, не скажу, чтобы очень неожиданная для меня. Примерно с трех лет Саша занимался. Сначала подготовкой к школе, плаванием и английским языком. Потом пошел в школу — добавился конный спорт. Сейчас, кроме учебы в математическом лицее, он ходит на курсы английского при МГИМО, на две спортивные секции и к репетитору. Во дворе не гуляет, телик не смотрит — некогда. В компьютер, на который так жалуется мама, играет только в каникулы, да и то не каждый день.

Почему он ничего не хочет?

Формально все эти занятия были добровольно выбраны Сашей. Но когда я спрашиваю, чем бы он хотел заниматься, если бы не надо было учиться, он говорит «играть на гитаре». (Варианты, услышанные от других респондентов: играть в футбол, играть на компе, ничего не делать, просто гулять). Играть. Запомним этот ответ и двинемся дальше.

Что с ним такое

Знаете, у меня таких клиентов бывает в неделю человека по три. Практически каждое обращение по поводу мальчика в возрасте от 13 до 19 лет именно про это: ничего не хочет. В каждом таком случае я вижу одну и ту же картину: активная, энергичная, амбициозная мама, отсутствующий папа, дома или бабушка, или няни-домработницы. Чаще все-таки бабушка. Семейная система искажена: мама занимает роль мужчины в доме. Она кормилец, она же принимает все решения, контактирует с внешним миром, защищает, если нужно. Но дома ее нет, она в полях и на охоте. Огонь в очаге поддерживает бабушка, только у нее нет рычагов власти по отношению к их «общему» ребенку, он может и не послушаться, и нагрубить. Если бы это были мама с папой, папа пришел бы вечером с работы, мама бы ему пожаловалась на неподобающее поведение сына, папа бы ему накостылял — и вся любовь. А тут пожаловаться можно, а накостылять некому.

Мама старается дать сыну все-все: самые модные развлечения, самые нужные развивалки, любые подарки и покупки. А сын не счастлив. И снова и снова звучит этот припев: «ничего не хочет». А у меня через некоторое время начинает просто чесаться внутри вопрос: «А когда ему хотеть-то? Если за него уже давно мама все отхотела, отмечтала, распланировала и сделала».

Вот когда малыш пяти лет сидит дома один, катает по ковру машинку, играет, рычит, жужжит, строит мосты и крепости — в этот момент у него начинают зарождаться и вызревать желания, сначала смутные и неосознанные, постепенно формирующиеся в нечто конкретное: хочу большую пожарную машину с человечками. Потом он ждет с работы маму или папу, высказывает свое желание и получает ответ. Обычно: «Потерпи до Нового года (дня рождения, получки)». И приходится ждать, терпеть, мечтать об этой машине перед сном, предвкушать счастье обладания, представлять себе ее (пока еще машину) во всех деталях.

Таким образом ребенок учится контактировать со своим внутренним миром в части желаний. А как было у Саши (и у всех других Саш, с которыми я имею дело)? Захотел — написал маме эсэмэску, отправил — мама заказала через Интернет — вечером привезли. Или наоборот: зачем тебе эта машина, у тебя уроки не сделаны, ты прочел две страницы логопедического букваря? Раз — и оборвали начало сказки. Все. Мечтать больше не получается.

У этих мальчиков и правда все есть: новейшие смартфоны, распоследние модели джинсов, поездки на море четыре раза в год. А вот возможности просто пинать балду у них нет.

Между тем скука — самое что ни на есть творческое состояние души, без нее невозможно придумать себе занятие. Дитятко должно соскучиться и затосковать, чтобы появилась потребность двигаться и действовать. А он лишен даже самого элементарного права решать, ехать ему на Мальдивы или нет. Мама уже все за него решила.

Что говорят родители

Сначала я в течение довольно длительного времени слушаю родителей. Их претензии, разочарования, обиды, догадки. Начинается всегда с жалоб вроде «мы для него все, а он в ответ — ничего.
Перечисление того, что именно «для него все», впечатляет. О некоторых вещах я узнаю впервые. Мне, например, и в голову не приходило, что 15-летнего мальчика можно водить в школу за ручку. И до сих пор считала, что предел — это третий класс. Ну четвертый, для девочек. Но оказывается, что тревоги и страхи мам толкают их на странные поступки. А вдруг на него нападут плохие мальчишки? И научат его плохому (курить, ругаться плохими словами, врать родителям; слово «наркотики» чаще всего не произносится, потому что очень страшно). Часто звучит такой довод, как «Вы же понимаете, в какое время мы живем». Если честно — не очень понимаю.

Мне кажется, времена всегда примерно одинаковые, ну, кроме совсем уж тяжелых, например, когда война идет прямо в вашем городе.

В мое время ходить девочке 11 лет одной через пустырь было смертельно опасно. Так мы и не ходили. Мы знали, что не надо туда ходить, и соблюдали правила. И маньяки сексуальные были, и в подъездах иногда грабили.

А вот чего не было — это свободной прессы. Поэтому криминальную сводку люди узнавали от знакомых знакомых, по принципу «одна бабка сказала». И, пройдя через множество ртов, информация становилась менее пугающей и более размытой. Типа похищения человека инопланетянами. Все слышали, что такое бывает, но никто не видел. Когда же это показывают по телевизору, с подробностями, крупным планом, это становится той реальностью, которая здесь, рядом, в твоем доме. Ты видишь это своими глазами — а ведь признайтесь, большинство из нас ни разу в жизни не видели сами жертву разбойного нападения? Человеческая психика не приспособлена к ежедневному наблюдению смерти, особенно насильственной. Это наносит сильную травму, а защищаться от нее современный человек не умеет. Поэтому, с одной стороны, мы вроде бы более циничны, а с другой — не отпускаем детей гулять на улицу. Потому что опасно.

Чаще всего такие беспомощные и вялые дети вырастают у тех родителей, которые с раннего детства были самостоятельными. Слишком взрослые, слишком ответственные, слишком рано предоставленные сами себе. С первого класса приходили домой сами, ключ на ленточке на шее, уроки — сами, поесть разогреть — сами, в лучшем случае родители вечером спросят: «А что у тебя с уроками?». На все лето или в лагерь, или к бабушке в деревню, где тоже особо некому было следить.

А потом эти дети выросли, и случилась перестройка. Полная смена всего: жизненного уклада, ценностей, ориентиров. Есть от чего занервничать. Но поколение адаптировалось, выжило, даже стало успешным. Вытесненная и старательно не замечаемая тревога осталась. И теперь вся в полном объеме обрушилась на голову единственного чада. А обвинения чаду предъявляются серьезные. Родители напрочь отказываются признавать свой вклад в его (чада) развитие, они только горько сетуют: «Вот я в его годы…». «Я в его годы уже твердо знал, чего хочу от жизни, а он в 10-м классе только игрушками интересуется. Я с третьего класса сама уроки делала, а он в восьмом не может за стол усесться, пока за руку не подведешь. Мои родители даже не знали, какая у нас программа по математике, а мне сейчас приходится каждый пример с ним решать»

Все это произносится с трагической интонацией «Куда катится этот мир?». Как будто дети должны повторять жизненный путь родителей.

В этот момент я начинаю спрашивать, а какого именно поведения они хотели бы от своего ребенка.

Получается довольно забавный список, вроде как портрет идеального мужчины:

  1. Чтобы делал все сам.
  2. Чтобы беспрекословно слушался.
  3. Проявлял инициативу. 
  4. Занимался в тех кружках, которые пригодятся потом в жизни.
  5. Был чутким и заботливым и не был эгоистом.
  6. Был более напористым и пробивным.

На последних пунктах мне уже грустно. Но и маме, которая составляет список, тоже грустно: она заметила противоречие. «Я хочу невозможного?» — печально спрашивает она. Да, как ни жаль. Или пенье, или танцы. Или у вас послушный, на все согласный отличник-ботаник, или энергичный, инициативный, пробивной троечник. Или он вам сочувствует и поддерживает, или молча кивает и идет мимо вас к своей цели.

Откуда-то взялась идея, что, правильно занимаясь с ребенком, можно каким-то волшебным образом защитить его от всех грядущих бед. Как я уже говорила, польза от многочисленных развивающих занятий весьма относительная.

Ребенок пропускает действительно важный этап в развитии: игры и отношения со сверстниками. Мальчики не учатся сами придумывать себе игру, занятие, не открывают новые территории (ведь там опасно), не дерутся, не умеют собирать вокруг себя команду. Девочки ничего не знают о «женском круге», хотя с творчеством у них немного лучше обстоят дела: все же девочек чаще отдают в разные рукодельные кружки, да и «забить» потребность в социальном общении у девочек труднее.

Кроме детской психологии я по старой памяти занимаюсь еще и русским языком и литературой со школьниками. Так вот в погоне за иностранными языками родители совершенно упустили родной русский язык. Словарный запас у современных подростков как у Эллочки-Людоедки — в пределах сотни. Зато гордо заявляется: ребенок изучает три иностранных языка, включая китайский, и все с носителями языка.

А пословицы дети понимают буквально («Без труда не выловить и рыбку из пруда» — это о чем?» — «Это про рыбалку»), словообразовательный разбор делать не могут, сложные переживания пытаются объяснять на пальцах. Потому что язык воспринимается в общении и из книг. А не во время уроков и спортивных занятий.

Что говорят дети

«Меня никто не слушает. Я хочу ходить из школы домой с друзьями, а не с няней (шофером, сопровождением). У меня нет времени, чтобы смотреть телевизор, нет времени играть на компе. Я ни разу не был в кино с друзьями, только с родителями и их знакомыми. Меня не пускают в гости к ребятам, и ко мне никому нельзя. Мама проверяет мой портфель, карманы, телефон. Если я задерживаюсь в школе хотя бы на пять минут, мама сразу звонит».

Это текст не первоклассника. Это ученики 9-го класса говорят. Смотрите, жалобы можно разделить на две категории: нарушение границ («проверяет портфель, не дает надеть то, что я хочу») и, условно говоря, насилие над личностью («ничего нельзя»). Такое впечатление, что родители не заметили, что их дети уже выросли из памперсов. Можно, хотя и вредно, проверять карманы у первоклашки — хотя бы для того, чтобы не постирать эти штаны вместе со жвачкой. Но к 14-летнему человеку хорошо бы уже входить в комнату со стуком. Не с формальным стуком — постучал и вошел, не дожидаясь ответа, а уважая его право на личную жизнь.

Критика прически, напоминание «Иди помойся, а то от тебя плохо пахнет», требование надеть теплую куртку — все это сигнализирует подростку: «Ты еще маленький, у тебя нет права голоса, мы сами за тебя все решим». Хотя мы всего-то хотели уберечь его от простуды. И он действительно плохо пахнет.

Не могу поверить, что остались еще такие родители, которые не слышали: для подростка важнейшая часть жизни — общение со сверстниками. Но это означает, что ребенок выходит из-под родительского контроля, родители перестают быть истиной в последней инстанции. Творческая энергия ребенка блокируется таким образом. Ведь если ему запрещено хотеть того, что ему действительно нужно, он отказывается от желаний вообще.

Подумайте, как это страшно — ничего не хотеть. А зачем? Все равно не разрешат, запретят, объяснят, что это вредно и опасно, «иди лучше уроки делай». Наш мир далеко не идеален, он в самом деле небезопасен, в нем существует зло и хаос. Но мы как-то живем в нем. Позволяем себе любить (хотя вот уж это — авантюра с непредсказуемым сюжетом), меняем работу и жилье, переживаем кризисы внутри и снаружи. Почему же вы не позволяете своим детям жить? У меня есть подозрение, что в тех семьях, где возникают подобные проблемы с детьми, родители не чувствуют своей безопасности. Их жизнь слишком напряженная, уровень стресса превышает адаптационные возможности организма. И так хочется, чтобы хотя бы деточка жила в покое и гармонии.
А деточка не хочет покоя. Ей нужны бури, свершения и подвиги. В противном случае чадо ложится на диван, отказывается от всего и перестает радовать глаз.

Что делать

Как всегда: обсуждать, составлять план, придерживаться его. Для начала вспомните, чего просил ваш ребенок раньше, а потом перестал. Я совершенно уверена, что часовая ежедневная «абсолютно бесполезная» прогулка с друзьями — необходимое условие для психического здоровья подростка.

Вы удивитесь, но бессмысленное «балдение в ящик» (просмотр музыкальных и развлекательных каналов) нужно для наших детей тоже. Они входят в подобие транса, медитативное состояние, во время которого узнают нечто о себе. Не об артистах, звездах и шоу-бизнесе. О себе.

То же самое можно сказать о компьютерных играх, социальных сетях, телефонных разговорах. Это страшно бесит, но надо пережить. Можно и нужно ограничивать, вводить какие-то рамки и правила, но тотально запрещать внутреннюю жизнь ребенка — преступно и недальновидно.

Не выучит этот урок сейчас — накроет потом: кризисом среднего возраста, моральным выгоранием в 35, нежеланием принимать на себя ответственность за семью и т. д. Потому что недоиграл. Недослонялся бесцельно по улицам. Не посмотрел вовремя все тупые комедии, не поржал над Бивисом и Баттхедом.

Я знаю одного мальчика, который доводил родителей до белого каления тем, что часами валялся в своей комнате и стучал теннисным мячиком в стену. Тихонько, не сильно. Их раздражал не стук, а то, что он ничего не делает. Сейчас ему 30, он вполне справный мужик, женат, работает, активен. Ему нужно было в 15 лет побыть в своей скорлупе.

С другой стороны, как правило, эти дети катастрофически недогружены жизнью. Все, что они делают — учатся. Не ходят в магазин за продуктами для всей семьи, не моют пол, не чинят электроприборы. Поэтому я давала бы им больше свободы внутри и ограничивала снаружи. То есть ты сам решаешь, во что ты оденешься и чем будешь заниматься кроме учебы, но при этом — вот список домашних дел, приступай. Кстати, мальчики отлично готовят. И гладить умеют. А тяжести таскают как.


Вопросы воспитания

Как воспитать глупого, слабого и лишенного творческих способностей ребенка

Попалась мне тут интересная статья из журнала Time  под названием "Я учила своих детей, что спорить со мной – это нормально. Большая ошибка" . Ниже приведу ее перевод. А пока - небольшое предисловие. Сейчас появилось огромное количество литературы для родителей, в которой рассказывается, как надо воспитывать своих детей. Литература эта здорово сбивает родителей с толку. Разнообразные псевдопсихологи советуют родителям не говорить детям «нет». Мол, не дай Бог дети узнают слово «нельзя».

Как воспитать глупого, слабого и лишенного творческих способностей ребенка

«Употребляя эти слова", - вещают «психологи» - вы совершаете насилие над ребенком. Вы подавляете его. Вы ведь не хотите этго? Вы же хотите вырастить его сильным, обладающим лидерскими качествами? Значит, ни в чем ему не отказывайте».

Иными словами, «психологи» предлагают родителям полностью подчиниться воле ребенка.

Вырастает ли при таком типе воспитания сильная личность? Совсем наоборот. Ибо сильный, волевой человек - это тот, кто смог кто прежде всего сумел совладать с собой, кто научился контролировать свои импульсы и желания, преодолевать лень, боль и собственную слабость. Кто смог подчинить их своей воле.

А ставить преграды своим желаниям и импульсам он научается в детстве. Посредством своих родителей. Сначала они — родители - говорят «нет» желанию ребенка весь день смотреть мультики. Сначала они учат ребенка преодолевать лень, говоря ребенку, что НАДО убрать игрушки. А потом все эти «нельзя» и «надо» овнутряются. У ребенка формируется психический механизм саморегуляции — базовый для начала формирования воли. Позже, когда ребенок становится старше, при активной помощи родителей, он может использовать саморегуляцию для развития волевых качеств. Саморегуляция поможет ему научиться преодолевать трудности: настойчиво попытаться понять трудную математическую задачу, не поддаваясь лени и унынию из-за того, что она такая сложная. Учась преодолевать усталость и боль, он сможет стать сильным и ловким, выигрывать в спортивных состязаниях.

Сталкиваясь с таким неприятным открытием, что не все его желания будут исполняться, он научится размышлять, он научится перерабатывать примитивные неприятные эмоции в сложные и тонкие. А это залог развития ТВОРЧЕСКОГО мышления. Также он станет понимать, что кроме него самого и его желаний есть другие люди и их желания. Что иногда надо отказаться от своих желаний ради другого. Эти переживания способствуют развитию таких качеств, как СОВЕСТЬ.

И только тогда, когда появились все эти качества - воля, совесть, умение размышлять - а также достаточно сформированный культурный и интеллектуальный багаж, можно уже прививать ребенку желание критически мыслить. Обычно все эти вещи обретают некоторую оформленность (хотя и далеко не полную, конечно) в подростковом возрасте.

Логично, согласитесь? Да и вполне соответствует законам психического развития. Достигая подросткового возраста, дети сами начинают вовсю спорить с родителями. Их даже не надо этому учить. Правда, принимая во внимание, что подростки все еще в большой степени эмоционально незрелы и неопытны, важно уметь и им в соответствующих ситуациях нужно говорить то самое «нет».

Ну, а что получается, когда ребенку с самого раннего возраста не говорят слово «нет», видно из статьи. Дети становятся импульсивными, неуправляемыми. Эмоции у них, как правило, примитивные и незрелые, они бегут от любого сложного дела, требующего усилий. Иначе говоря, они слабы и инфантильны, и никогда сильными личностями не станут.  Итак, обещанная статья.

Я учила своих детей, что спорить со мной – это нормально. Большая ошибка.

Пишет Дарлина Кунха

Мой печальный опыт показывает, что детей необходимо ограничивать, пока они не станут достаточно взрослыми, чтобы понять причину ограничений

Воспитывать детей непросто. На каждое исследование или статистические данные, говорящие нам, как воспитывать детей, существует огромное множество исследований и данных, призывающих это делать с точностью до наоборот. Как может столь существенная для выживания нас как вида вещь быть настолько сложной?

Одной из таких проблем является вопрос о том, сколько свободы предоставлять детям в принятии решений? Недавняя статья на портале воспитания Yahoo вернулась к противоречивой идее о том, что родители должны учить детей спорить. Эксперты, включая клинического психолога К. М. Фленеган (Kelly M. Flanagan), приводят аргументы в пользу того, чтобы разрешать детям говорить «нет» своим родителям. В то же время другие статьи утверждают, что говорить решительное «нет» - это одна из основных обязанностей родителей. Так кто же прав?

Я потратила годы на то, чтобы воспитать вежливых спорщиков. И, будучи обычной мамой, которая очень боится испортить своих детей, я могу сказать вам, что это совершенно не сработало. И я потратила последний год жизни моих близняшек на то, чтобы исправить причиненный мной вред. Сейчас им по 7 лет.

Когда я была маленькой, мне казалось, что у меня нет права голоса. Было «так, как скажут родители, либо можешь идти на все четыре стороны». Они принимали решение, и, несмотря на мои блестящие аргументы и идеи, оно было окончательным. Мне потребовалась вся моя юность, чтобы получить право голоса, и понять, что это нормально – придерживаться своих убеждений и самой определять свои жизненные цели.

Я не хотела, чтобы мои девочки прошли через это. Я хотела, чтобы они с самого начала знали, что они важны для меня, умны, и к ним надо прислушиваться, поскольку в нашем обществе женщины всех возрастов зачастую сталкиваются с обратным. Я хотела, чтобы мои дочки умели добиваться своего. Если у них были причины хотеть чего-то или не хотеть, я хотела знать об этом.

Но я ошиблась с временем. Нерешительность родителей может быть воспринята детьми не как желание учесть их интересы, а как послабление. Когда девочке 3-4 года, она ждет от вас указаний о том, что ей надо делать. Даже если при этом возражает. Маленький ребенок должен знать, что он находится в безопасности. Что вы держите под контролем весь процесс принятия решений. Что он может верить вам, когда вы говорите.

Вплоть до этого года, в силу того, что я хотела взрастить в моих детях независимое критическое мышление, я устанавливала запрет, а потом позволяла детям попробовать пробиться через него. Иногда я меняла свое решение, но поскольку дети пока не могли понять причину этого, я просто выглядела в их глазах неуверенной. Они усвоили результат, не понимая процесса принятия решения.

Они не понимали, где проходят границы запрета, поэтому они стали буйствовать. Для удовлетворения своих желаний они использовали все возможные детские уловки – впадали в гнев, вставали в позу, обижались, спорили, закатывали глаза, угрожали. Я нечаянно упустила ситуацию, и корабль стал неуправляемым.

Потребовался целый год, но, когда я последовательно изменила отношение, дети стали неохотно с ним соглашаться. Теперь я говорю: «Нет… потому что я так сказала», -- гораздо чаще. Мне надо было показать им, что моему авторитету можно доверять. И они теперь более счастливы. Они больше не вопят на меня и не обзывают (в основном). Они больше не падают на землю, как будто разучились ходить, как раньше, когда они пытались любой ценой заставить меня сказать «да». Теперь они знают, что спокойно и твердо сказанное «нет» означает «нет». И, по мере их взросления, они достигнут возраста, когда я, по-видимому, смогу им разрешить обсуждать отдельные решения, принятые мной, если у них есть основательные аргументы.

Поэтому, конечно же, надо учить детей уважительно оспаривать ваши решения. Однако не следует этого делать до тех пор, пока они недостаточно взрослые, чтобы справиться с этой задачей, пока вы им убедительно не показали, что ваше слово является окончательным до тех пор, пока вы не решили иначе, и что вы позволите им обсудить это решение с вами, если они это заслужили. Если вы ведете себя таким образом, можно ли назвать это воспитанием «спорщиков»? Я бы сказала, скорее – эффективных коммуникаторов.

Д. Кунха о воспитании детей.
Перевел статью Петр Львов
Источник 


Зачем нужно учить русский язык

Русский язык – один из основных языков международного общения, которым владеет около 300 миллионов человек во всем мире

 

© РИА Новости

 © ria.ru


Языковое разнообразие планеты

Ежегодно 21 февраля в мире отмечается Международный день родного языка — праздник, провозглашенный Генеральной конференцией ЮНЕСКО в ноябре 1999 года в целях сохранения языкового и культурного разнообразия нашей планеты. Эта дата была выбрана неслучайно — 21 февраля 1952 года в столице Бангладеш городе Дакка от рук полицейских погибли студенты, участвующие в демонстрации в защиту своего родного языка бенгали.
Согласно разработанному ЮНЕСКО Атласу языков мира, находящихся под угрозой исчезновения, за время жизни последних трех поколений из почти 7000 существующих на планете языков безвозвратно потеряны более 200, еще 538 находятся на грани вымирания, 502 языкам угрожает серьезная опасность, 651 находится в опасности и 607 — в состоянии неустойчивости. Авторы книги утверждают, что исчезновение языков наблюдается во всех регионах мира, независимо от уровня их экономического развития.

РИА Новости

Языковое разнообразие планеты


День рождения русской тельняшки

19 августа- День рождения русской тельняшки.

Первая тельняшка появилась в нашей стране ровно 140 лет назад. Человеком, который внедрил морскую тельняшку как часть форменной одежды военных моряков, стал сын императора Николая I Великий Князь Константин Романов - председатель Государственного совета.

Великий князь Константин Николаевич Романов

В 1874 году Константин Николаевич, который ценил и простоту, и эстетику военного обмундирования, подаёт идею распространить тельняшки из шерсти и хлопчатобумажной ткани среди моряков Русского флота. По некоторым данным, уставная тельняшка образца 1874 года должна была иметь строго определённую массу, за чем следила специальная комиссия, осуществляющая выборочные проверки продукции мастерских. Масса тельняшки должна была составлять около 340 граммов.

Из исторического документа, описывающего флотскую тельняшку:

Рубаха, вязанная из шерсти пополам с бумагою; цвет рубахи белый с синими поперечными полосами, отстоящими одна от другой на один вершок (4,45 см прим. «ВО»). Ширина синих полос – четверть вершка (около 1,1 см). Вес рубахи полагается не менее 80 золотников (341 г.)

 

Русские моряки 19 века

 

 

Нужно отметить, что при внедрении тельняшки среди моряков Русского флота Великий Князь Константин Николаевич Романов учёл отзывы французских рыбаков об этом предмете гардероба. Сегодня целый ряд историков сходятся во мнении, что первые тельняшки появились именно во Франции примерно в 1850 году. Представители французской фирмы «Сен-Жам», существующей и по сей день, заявляют, что тельняшка как предмет одежды изобретена в одноимённом городе (Saint James) 160-170 лет назад. Но есть и исторические факты, говорящие о том, что первые прообразы тельняшек в современном понимании этого слова появились много веков назад у бретонских моряков. Они специально надевали на себя чёрно-белые достаточно длинные рубахи, чтобы, по их мнению, иметь возможность спастись от злых морских духов – русалок и морского дьявола, которым страшили любого человека, выходящего в открытое море.

Именно рыбаки по достоинству оценили чёрно-белую полосатую тельняшку, так как она давала возможность не только не стать добычей эпического морского дьявола, но и позволяла согреваться даже при порывистом ветре в открытом море, а также достаточно быстро высыхала при намокании непосредственно на теле. Ещё одна важная особенность тельняшки заключалась в том, что человека, оказавшегося за бортом, в ней было легче заметить. Синие (чёрные) и белые полосы привлекают к себе внимание.

Однако чередование полос тельняшки и её последующая популярность обусловлены вовсе не только оптической привлекательностью, но и гораздо более утилитарными причинами. Именно чередование контрастных по цвету полос позволяло снизить себестоимость производства тельняшек, так как первые вязальные машины по своему устройству существенно отставали от того, что есть сегодня. Нить во время работы могла закончится в любом месте, а потому чередование полос использовалось для того, чтобы не были столь заметны места стыков.

Французы утверждают, что настоящая историческая тельняшка должна иметь строго по 21 полосе белого и чёрного (синего) цветов. Связано это с числом важных побед Наполеона Бонапарта. Но немало историков считают, что связь числа полос тельняшки с наполеоновскими победами это просто совпадение, красивая легенда, не более того. Тем более что сегодня количество полос на тельняшке в первую очередь зависит от размеров тельняшки.

В нашей стране за 140 лет официального использования флотской (армейской) тельняшки её популярность нисколько не снизилась. К тельняшкам с большим пиететом относились матросы и солдаты в самые разные эпохи.

По материалам "Военного обозрения"


Старорусския система мер

Русская система мер - система мер, традиционно применявшихся на Руси и в Российской империи. На смену русской системе пришла метрическая система мер, которая была допущена к применению в России (в необязательном порядке) по закону от 4 июня 1899 года. Применение метрической системы мер в РСФСР стало обязательным по декрету СНК РСФСР от 14 сентября 1918 года, а в СССР -постановлением СНК СССР от 21 июля 1925 года.
Меры площади и объёма:

1 четверик = 26,2384491 литра
1 четверть = 209,90759 литра
1 ведро = 12,299273 литра
1 десятина = 1,09252014 гектара

1 литр = 0,03811201 четверика
1 литр = 0,00952800 четверти
1 литр = 0,08130562 ведра
1 гектар = 0,91531493 десятины

1 бочка = 40 ведер
1 бочка = 400 штофов
1 бочка = 4000 чарок
1 четверть = 8 четвериков
1 четверть = 64 гарнца

Меры длины:

1 верста = 1,06679 километра
1 сажень = 2,1335808 метра
1 аршин = 0,7111936 метра
1 вершок = 0,0444496 метра
1 фут = 0,304797264 метра
1 дюйм = 0,025399772 метра

1 километр = 0,9373912 версты
1 метр = 0,4686956 сажени
1 метр = 1,40609 аршина
1 метр = 22,4974 вершка
1 метр = 3,2808693 фут
1 метр = 39,3704320 дюйма

1 сажень = 7 футов
1 сажень = 3 аршина
1 сажень = 48 вершков
1 миля = 7 верст
1 верста = 1,06679 километра

Меры веса:
1 пуд = 16,3811229 килограмма
1 фунт = 0,409528 килограмм
1 золотник = 4,2659174 грамма
1 доля = 44,436640 миллиграмма
1 килограмм = 2,44183504 фунта
1 грамм = 0,23441616 золотника
1 миллиграмм = 0,02250395 доли

1 пуд = 40 фунтов
1 пуд = 1280 лотов
1 берков = 10 пудов
1 ласт = 2025 и 4/9 килограмм