На небесах зародился млад-светел месяц, а на земле у старого соборного, у Леонтья-попа зародился сын — могучий богатырь; нарекли его Алешей Поповичем. Стали Алешу поить-кормить, рос он не по дням, а по часам. Стал Алеша по улочке похаживать, стал с малыми ребятами поигрывать: кого возьмет за ручку — ручка прочь, кого за ножку возьмет — ножка прочь.

Тогда начал Алеша у отца-матери просить благословения ехать-гулять во чисто поле. Отпустили его отец с матерью, сел Алеша на добра коня, как поехал он во чисто поле — только пыль столбом закурилась, только его и видели!

Приехал добрый молодец в Киев ко князю ко Владимиру, пришел в белокаменные палаты, крест кладет по-писаному, поклоняется по-ученому на все четыре стороны. Посадил князь его за дубовый стол, начал Алеша есть пряники печатные, запивать винами заморскими, а потом пошел на кирпичную печь отдохнуть.

На ту пору наехал Тугарин Змеевич — неодолимый богатырь. Всю рать разогнал, в палаты княжеские вломился, сам сел за дубовый стол, сам с княгинею обнимается, а над князем Владимиром ругается.

Кладет ковригу за щеку, а другую — за другую кладет, на язык кладет белого лебедя, пирогом пропихнул — да все и проглотил.

Говорит тут Алеша Попович с кирпичной печи такие слова:

— Было у нашего батюшки у Леонтия коровище, было обжорище, съедало целые кадцы пивоварные с гущею, выпивало пол-озера, да в одночасье и разорвало обжорище надвое. Так бы и тебя, Тугарина, разорвало за столом!

Разобиделся Тугарин Змеевич, кинул в Алешу булатным вострим ножичком, да промахнулся.

Схватил Алеша ножичек и усмехается:

— Спасибо тебе, Тугарин Змеевич, что подал мне булатный ножичек. Распорю я тебе груди белые, застелю тебе очи ясные. Давай-ка выйдем во чисто поле, чтобы не обагрить нам кровью палат белокаменных.

Вывел Алеша добра коня, поехал во чисто поле, а Тугарин Змеевич летает на крыльях по поднебесью.

Взмолился Алеша:

— Пресвятые силы небесные! Нагоните тучу черную, дайте из тучи часта дождичка, смочило 6 у Тугарина крылья бумажные.

А у Алеши была мольба доходная: накатилась туча черная, из той тучи бог дал дождика частого и смочил у Тугарина крылья бумажные; пал он на сыру землю.

Начали они с Алешей биться палицами — сломались палицы, ударились копьями — сломались копья.

Саблями замахнулись — сабли исщербились.

Сшиб Тугарин Алешу с седла, как овсяный сноп, но увернулся Алеша под конское черево и ударил с другой стороны Тугарина булатным ножичком под правую пазуху.

Распорол его груди белые, да и дух вон.

Алеша отрубил его буйную голову, повез в Киев-град. Смотрит с крыльца Владимир-князь, слезами плачет, криком кричит:

— Везет-де Тугарин Змеевич Алешину буйну голову! Пропало-де наше царство христианское !

А слуги в ответ:

— Не печалься, князь-батюшка. Это Алеша Попович едет, везет он голову Тугарина, и не пропало наше царство христианское, а будет жить лучше прежнего.

Алеша Попович — русский богатырь, третий и самый младший на «заставе богатырской» . Подобно Илье Муромцу и Добрыне Никитичу, он приезжает в Киев из северо-восточной Руси (Ростова Великого). Но хоть Алеша и послабее Ильи и Добрыни, а все же выпало ему на долю побороться с сыном Змея Горыныча — Тугарином Змеевичем, который знаменит тем, что летал на бумажных крыльях. Одолел его Алеша не столько силой, сколько хитростью. Этот герой вообще хитрован, лукавец и насмешник: там, где другие богатыри открыто сражаются с врагом и порою бывают побеждены, Алеша непременно придумает какую-то увертку и одолеет, пусть и не всегда честно. Недаром в сказаниях иногда подчеркивается его хромота, недаром присвоено ему это прозвище — Попович: поповых сыновей народная молва всегда полагала особенно хитрыми, пронырливыми, а хромоног и сам бес лукавый. Не зря же Алеша и хвастлив, и кичлив, а шутки его порою коварны и злы. Он способен соблазнить чужую жену, а не удается — так и оговорить ее, обмануть приятеля и нажиться на чужой беде, за что богатыри сурово судят его и даже иногда побивают. Но когда доходит дело до защиты русской земли, Алеша Попович всегда покажет свою сметливость и доблесть и не отступит перед опасностью.

Иногда историческим прототипом Алеши Поповича считают некоего Александра Поповича (в старину уменьшительная форма «Алеша» в равной степени принадлежала именам Александр и Алексей), который, согласно летописи, погиб в 1224 году в битве на реке Калке.

ООО "ВИДОК",Итальянские ворота