Но нам дороже золотой колчан
Певучих стрел, завещанных в страницах
Оружие для всех времен и стран,
На всех путях, на всех земных границах.
Во мгле, куда суд жизни не достиг,
Где тени лжи извилисты и гибки,
Там дротик мстительный бессмертных книг,
Веками изощрен, бьет без ошибки.

В. Брюсов

Если письменностью праязыка была слоговая система, где первичные корневые слоги выражались слогом типа СГС (согласная – гласная – согласная), а в строке для иных понятий писались слогами типа СГ (согласная – гласная), то слова, начинающиеся на гласные, будут нетипичными для индоевропейских языков , т. е. либо заимствованные, либо исказившие свое написание в результате исторических процессов. Для русского языка это наблюдение известно давно, а на все индоевропейские распространяется впервые (где это видано, чтобы в славянском языке сохранились правила, пригодные для праязыка или для всех индоевропейских языков, ведь он такой поздний?).

«Если мы обратимся к более знакомому нам языку — русскому, то , открыв этимологический словарь на букву А , мы убедимся, что и здесь (как в случае со словами на Ф ) нам встретится подавляющее большинство слов иноязычного происхождения. Оказывается, гласный [ а ] в начале слова был нетипичен для языка наших предков».

Приводимые ниже примеры показывают, что позиционный анализ звуков также может оказать существенную помощь при изучении слов из разных языков с целью выйти на праязык. При этом попробуем расширить это правило, известное для буквы « А » в русском языке, не только на все языки, но и на все гласные , как этого требует прослеженное происхождение этого правила из написания слоговых форм, — основного структурного свойства письменности праязыка.

Начнем с древнегреческого и с буквы « I ». Первое, что попадается в сети, — это замечательное слово IDEA (ιδέα) с тем же русским написанием ИДЕЯ . Это слово замечательно тем, что заимствовано из древнегреческого и содержится во всех романских, славянских и германских языках с тем же значением. В русском языке производные от этого слова дали целый привнесенный из европейских языков букет: ИДЕЙНЫЙ, ИДЕАЛ, ИДЕАЛИЗИРОВАТЬ, ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЙ, ИДЕОЛОГИЯ, ИДЕАЛИСТ, ИДЕАЛИЗМ, ИДИЛЛИЯ, ИДЕАЛЬНОСТЬ, ИДОЛ, ИДИОТИЗМ, ИДИОМА (При этом неясно, почему идейный, идеал, идеология — это хорошо, а идеализм, идеалист и идол — это плохо). Слово это (идея) замечательно еще и тем, что содержит высший абстрактный смысл, относящийся к сокровенным процедурам мышления, поэтому и заимствование всего спектра значений везде проходило легко и естественно.

Но самое замечательное в слове ιδέα— это то, что его смысл сразу раскрывает весь механизм появления некоторых нехарактерных для индоевропейских языков слов, начинающихся с гласных, в их словарном запасе.

Привлечем замечательный словарь Михельсона: « идеал » — от греческого ιδανικός — вид, наружность, образ, от δείτε — ВИДеть . Образец воображаемого совершенства, не существующий в действительности.

Итак, опять точное совпадение с русским языком смысла и формы написания этой группы слов, только в древнегреческом слове не дописана начальная буква « В » за счет неправильного прочтения первичного слогового знака. Корень — «ВИД», как и полагается для слоговой системы письма, трехбуквенный, остался неизменным и сохраненным в русском языке.

Для перечисленных нами слов получаем: идеология — вид еология, идейный — вид енный, идол — вид ол и т. д.: вид иллия, вид еализм, вид еалист, вид еальный, вид еализировать, особенно красиво звучит — вид еализация. Можно теперь даже не смотреть в словаре перевод, смысл «видимости» ясен из корня, однако ряд интересных слов всё-таки находится: идеографика (видеографика) — искусство изображать письменными знаками целостных понятий , идеография (видеография) — изображение письменными знаками целых понятий, Ида (Вида) — гора близ Трои.

Любопытный оттенок приобретает исходное наполнение смысла философского течения «идеализм». Если ранее под термином « иде ализм» понималось учение, отвергающее действительное существование окружающих внешних предметов, окружающего мира, познаваемого нами через ощущения, то теперь становится прозрачной причина — почему так считалось! Мир предметов для нас состоит из их образов — « вид имостей», создаваемых сознанием, поэтому философское течение это и называется — « видеализм », а самих предметов мы не постигаем, имея дело только с нашими модельными представлениями — « вид еями», сущностными видимостями. Поэтому бытующее представление об идеализме, как о теории, имеющей, вместо реального мира, дело с «ощущениями» субъекта, неточно не отражает «древнегреческого» смысла «древнегреческого» термина, поскольку «образ» предмета, «видея», — модельное понятие куда более сложное, чем сенсорное «ощущение», доступное и очень низким ступеням развития сознания.

По этому корню — « ВИД », существенный подарок-подтверждение смысла вносит латынь. В Древнем Риме были особые дни — «ИДЫ» ( idus ) — пятнадцатые числа марта, мая, июня и октября и 23-е число прочих месяцев, посвященные Юпитеру дни полнолуния. В Риме уже был утрачен смысл слова « Иды », оно воспринималось как этикетка. Теперь воскрешается древний смысл наименования этих дней — « виды ». Дело в том, что, согласно поверию, в эти дни снились вещие сны . Известен в Римской истории факт предсказания Цезарю в Мартовские иды (виды) покушения на него и убийства, увидевшим вещий сон прорицателем. Цезарь не поверил и пошел в Сенат, где его ждали заговорщики, при этом по дороге встретил предсказавшего и шутя спросил — «А ведь мартовские иды уже наступили!», на что тот спокойно ответил — «Да, наступили, но не прошли!». А за день до убийства, в самые иды Цезарь проснулся от рыданий жены — Кальпурнии, находившейся в глубоком сне и издававшей сдавленные крики. Ей привиделось во сне, что она держит на руках тело убитого мужа. Утром она умоляла мужа не ходить в Сенат, а уж если он не верит в ее вещие сны, пусть обратится к другим предсказателям. Он обратился, и жрецы объявили ему о неблагоприятных предзнаменованиях. ( Плутарх ).

Поверие о вещих снах в полнолуние осталось и в русских сказках и мифических сказаниях. Встречается это и в ираноязычных мифах как упоминание, что для точности вещего предсказания нужно дождаться полнолуния.

К сожалению, в древнегреческом языке осталось не так уж много слов, со всей очевидностью подчиняющихся полученному правилу, но это говорит лишь о том, что древнеиндоевропейских слов в древнегреческом языке в результате этнических катастроф и вторжений осталось не так много. Но зато каких!!

Например, elikos (эликос) в соответствии со вторым правилом праязыка должно читаться как слово « вел ик ос». Что же оно означает в древнегреческом языке? Великий!! В языкознании полное совпадение — одно из главнейших доказательств. Это слово явно из праязыка, а если это так, – то он жив!

Иерей (Верей) — жрец, Иерея (Верея) — жрица, Иерос (Верос) — священный, святой, Иера (Вера) — есть даже такой остров. Всё это от слова праязыка ВЕРА . А помните Иерихон ? Это Верона ! Нет, не итальянская нынешняя (и древняя римская) Верона, а палестинская Верона, т.е. город Веры с ее мифическими «иерихонскими» (веронскими) трубами, рухнувшими стенами, шлюхой Равой, иудейскими шпионами и разрушением города кочевниками-скотоводами.

Читатели могут сами посмотреть словарь на И, Ю, Э, Я и еще раз убедиться в первично-слоговом характере построения праязыка. Но одну группу слов древнегреческого языка нужно рассмотреть сейчас и здесь. Речь идет о словах, начинающихся на « ЭКО »: «экология», «экономика», «экологический», «экономия», происходящих от греческого ACOS — «экос» — обитать, жить, обиталище, жилище, устраивать, управлять; «эк» — дом (не здание, а местопроживание).

В соответствии с тем, что написано выше, читать эти слова нужно так:

« век ос», « век ология», « век ологический», « век ономия», « век ономический», корень — « ВЕК » в соответствии с его смыслом: жизнь, период существования кого-либо или чего-либо [С-16], период обитания, «ВЕКОВАТЬ» — жить, обитать, существовать . Опять полное совпадение семантики (смысла слова) древнегреческой и современной славянской при приведении написания к правильной форме, соответствующей праязыку . Поэтому получаем подлинный первичный смысл «древнегреческих» терминов, вытекающий из значений корня праязыка « ВЕК », читаемого в древнегреческом в редуцированной форме « ЭК » [С-16], означающий широкую гамму «обители» — от «дома» до «родины»:

« векология » — наука о вековании — обитании и жизни в окружающей среде;

« векономия » — искусство хозяйственного бережливого проживания века;

« векономика » — совокупность правил, законов и приемов хозяйственного обитания в месте проживания (векования);

« векономический » — относящийся к законам и приемам хозяйственных методов обитания и управления жизнедеятельностью (векованием);

« векологический » — относящийся к взаимодействию жизни (века) и среды проживания.

Второе правило праязыка (о гласных) позволяет вскрывать в индоевропейских лексиконах не только слова с опущенными согласными буквами перед гласными в слоге, но и слова с «лишними» первыми гласными, т. е. слова, спаянные слитно с неопределенным артиклем «Э», «А», «Е» или отрицательной приставкой « а ». Особенно много таких слов в испанском и португальском языках: esfera [э-сфера] — (исп.) шар, estadio [э-стадио] — (исп., порт.) стадион, escala [э-скала] — (исп., порт.) шкала, escola [э-скола] — (порт.) школа, escuela [э-скула] — (исп.) школа, estudo [э-студо] — (порт.) учеба, — пока всё это латынь, т. е. известные заимствованные из латыни слова, слитые с артиклем просто по правилу грамматики.

Правильное значение слова, — его подлинное латинское прочтение, — получается без приставного артикля.

Теперь перейдем к другой группе слов, которые тем же путем отразят значение слов, совпадающих уже со славянским словарным слоем, т. е. опять по второму правилу возникает еще один путь выхода на древнейшую общеиндоевропейскую общность, поскольку заимствование на этот раз из славянского практически абсолютно исключено.

Estepe [э-степе] — (порт.) степь, estepa [э-степа] — (исп.) степь, estranho [э-страньо] — (порт.) странный, [э-странжеро] — ино-странный, estufa [э-стуф(п)а] — (порт., исп.) печь, estrada [э-страда] — (порт.) дорога, страда, есогсе [э-корк] — (франц.) корка, кора . Для тех, кому покажется натяжкой русский смысл «печи» для «испано-португальской» ступы , на Рис. 2 приведена хлебная печь — «ступа» из Рюрикова городища.

Опять применение второго правила и в этом случае дает полное совпадение воскрешенного праслоя индоевропейских языков с живой славянской лексикой и археологическим материалом.

Однако нет правил без исключений. Есть они и у этого правила. Например, древнегреческое слово « есть », которое не превращается в славянское ни отъемом гласной, ни прибавлением согласной для закрытия слога, а произносится почти так же как и у нас « есть », и есть оно и в других индоевропейских языках. Так что же? Правило дает сбой на самой главной опоре — на русском языке? Ведь не должно быть у нас слов, противоречащих правилам, установленным как раз на языковых фактах русского языка.

Так как же быть со словом « есть », если оно начинается на гласную «Е», является исконным, а такового не должно по правилам происходить?

Специалисты по русскому языку сразу же решат наши затруднения, разъяснив, что нет здесь никакого противоречия. Оказывается, в русском языке есть две буквы «Е», которые не различаются в написании, а благодаря этнолингвистическому чутью русский человек никогда не ошибается, какую из букв «Е» нужно произносить в данном слове. Дело в том, что в словах « е сли», « е сть», «начина е тся», «ошиба е тся», «оказыва е тся», « е внух», « е ст», « е рмолки» использован не звук «Е», а целый слог « ЙЕ ». То-есть, на самом деле, эти слова имеют грамматическую форму в соответствии с произношением «йесли», «йесть», «начинайется», «ошибайется», «оказывайется», «йевнух», «йест», «йермолки», поэтому являются не гласными а слогами СГ . В русском языке, оказывается, таких гласных, которые являются не звуками, а слогами, несколько: Я (йа), Ё (йо), Ю (йу). А в украинском языке сделано в алфавите знаковое разграничение и для слоговых Е и И > (йе) и (йи). Поэтому никакого противоречия с правилами, сформулированными выше, нет. Перечисленные выше примеры имеют в начале слова не гласный звук, а полузакрытый слог с И и всегда читаются ЙЕ. Более того, в древнерусском (церковнославянском) языке знак « » использовался как обозначение «и» для «йи», «йу» и «йа» .

Вывод. Приведенные примеры показывают, что правило о начальных гласных, полученное из наблюдений над языковыми фактами русского языка» распространило на все индоевропейские языки как закономерность, что говорит об их становлении из слогового первичного праписьма.

Рыжков Л.

“О древностях русского языка”

ООО "ВИДОК",Итальянские ворота